Home Спорт для мужчин Почему «Игра в кальмара» навсегда сменила кино и телевидение

Почему «Игра в кальмара» навсегда сменила кино и телевидение

Почему «Игра в кальмара» навсегда сменила кино и телевидение
  • Аль Хорнер
  • BBC Culture
  • </ul 202 . Как он повлиял на то, что мы будем смотреть в 2022 году?

    Когда в 2020 году Пон Джун-хо получил «Оскара» за «Паразитов», он обратился в своей речи к западной аудитории.

    «Только что вы преодолеете барьер субтитров, вы сможете посмотреть такое количество удивительных фильмов», — сказал он, намекая на то, что западный зритель обычно предпочитает англоязычные фильмы и ждет американских римейков.

    Режиссеру не пришлось ждать долго, пока его желание начнет сбываться.

    Если только вы не провели последние несколько месяцев на удаленном острове без интернета, вы совершенно точно слышали о «Игре в кальмаре».

    Сериал, посмотревший более 140 миллионов человек, стал самым популярным за всю историю Netflix. Он, очевидно, схватил дух времени так, как не удалось сделать ни одному другому шоу.

  • «Игра в кальмара»: шесть впечатляющих вещей о современной Корее из сериала Netflix
  • Ни семьи, ни детей, ни секса: почему молодые кореянки избегают отношений

На гелловинских вечеринках в этом году вы могли заметить характерные спортивные костюмы героев сериала. Почти на каждой школьной площадке в Британии и других странах дети играли в игры из сериала, несмотря на то, что его рейтинг 15+.

«Игра в кальмара» охватила мир от Сеула до Сур шоу.

Неанглоязычные фильмы «Паразиты», «Лабиринт Фавна» Гильермо Дель Торо и «Амели» и «Тигр подкрадываются, дракон скрывается» 2000-х годов, также завоевывали западное признание и награды. (Это, конечно, не является маркером их ценности, ведь эти фильмы – шедевры хоть с одобрением Запада, хоть без него).

Но такой глобальной популярности, которой удалось достичь «Игры в кальмара», не было ни у одного неанглоязычного фильма или сериала.

Но почему? Что было такого в «Игре в кальмара», что пошатнуло западное предубеждение по поводу фильмов, снятых на других языках? И что значит это явление для кино и телевидения будущих лет? Это аномалия попкультуры на фоне изнурительной пандемии или начало нового времени неанглоязычного кино и телевидения во всем мире?

Барьер субтитров

Десять-двадцать лет назад такой сериал, как «Игра в кальмара просто не мог быть доступным широкой западной аудитории.

До появления потоковых сервисов большинство телеканалов не рискнули бы транслировать неанглоязычное шоу.

Основной опаской было то, что зритель не захочет читать суб.

«Студии и дистрибьюторы утверждали, что людям не нравятся субтитры, потому что это утомительно и отрывает от действия на экране, но мы целый день читаем тексты на своих смартфонах, поэтому этот аргумент кажется мне смешным», — говорит Дарси Паке, сеульский писатель и кинокритик, переведший субтитры для «Паразитов» на английский язык.

Кроме того, традиционное телевидение ограничено 24 часами в сутки. Однако серверы таких гигантов потоковой трансляции, как Netflix, имеют бесконечное пространство.

И следовательно, они не сомневаются, стоит ли запускать шоу на разных международных рынках, а затем заказывать субтитры или дубляж для них на разных языках.

С момента запуска в Южной Корее в 2016 году Netflix выпустил 80 сериалов в сотрудничестве с корейскими шоуранерами. Каждый из них можно посмотреть с субтитрами или дубляжем на разных языках из любой точки мира.

  • Как это удалось Южной Корее? Возможно, дело – в культе скорости
  • «Паразиты»: как реальные корейцы живут в подвалах

«Я с нетерпением жду, когда следующие «Странные вещи» выйдут за пределами США, — сказал в 2018 году директор по контенту компании Тед Сарандос. — Пока никто, кроме Голливуда, еще не выпускал шоу такого масштаба».

Очевидно, это были не просто разговоры. Netflix постепенно создавал возможности на своей платформе для появления столь глобального феномена, как «Игра в кальмара».

Сервис выпустил испаноязычный сериал «Бумажный дом» (Money Heist) и немецкоязычную «Тьму» (Dark), а затем украсил их всеми элементами, необходимыми для международного рынка.

«Они действительно приложили много усилий, чтобы сделать эти шоу чрезвычайно доступными «, – говорит американский обозреватель Дэвид Чен.

Теперь, когда «Игра в кальмара» доказала, что «что для того, чтобы стать хитом в англоязычной стране историю не обязательно рассказывать по-английски», конкуренты Netflix ускорят инвестиции в продвижение неанглоязычного контента.

Например, Apple TV+ рекламирует британской аудитории новый южнокорейский сериал «Доктор Мозг» (с актером «Паразитов» Ли Сунь Гюном).

«Еще полгода назад они, наверное, не продвигали бы это шоу так интенсивно», — рассказывает источник BBC Culture. — После «Игры в кальмара» расписание в индустрии уже совсем другое».

Южнокорейский контент

Самый очевидный эффект успеха «Игры в кальмара» — увеличение южнокорейского контента на экранах во всем мире. октября The Guardian советовал, какие еще корейские драмы стоит посмотреть, если вам понравилась «Игра в кальмара».

Статья вошла в топ-10 популярных материалов сайта, обойдя новость о возможности нового локдауна в Великобритании. p>

  • Нация, создающая роботов. Почему именно корейцы?
  • Битва за кимчи и пять других споров вокруг еды

«Зритель начал открывать для себя корейский контент еще два десятилетия назад из культового «Олдбоя» Пак Чхан Ука», — говорит Паке.

«Однако за последний год-два корейские драмы совершили гигантский скачок, и почти наверняка так будет и дальше».

Пока Голливуд все еще приходит в себя от пандемии, стримеры могут начать лицензировать и другие южнокорейские сериалы. Это – попытка заработать на успехе «Игры в кальмара», а также наполнить свои платформы новым контентом.

«Каждый мечтает выпустить свою «Игра в кальмара» и начинает активно инвестировать в южнокорейских создателей. А чтобы наполнить вакуум до того момента, сервисы начали скупать уже имеющиеся корейские сериалы, которых пока не было на западных рынках», – объясняет собеседник BBC Culture.

Пропустить подкаст и продолжитьподкастЧто это было которую объясняют наши журналисты

Выпуски

Конец подкаст

В ноябре фантастический сериал южнокорейского режиссера Энна Сан Хо «Зов ада» (Hellbound) возглавил чарты 80 разных стран в течение 24 часа после премьеры. Вряд ли он был так же успешен, если бы «Игра в кальмара» не понравилась зрителю.

«Зов ада» даже обогнал «Игра в кальмара», как самое популярное шоу Netflix за месяц.

Впрочем, подъем в южнокорейском кино и телевидении начался задолго до «Игры в кальмара».

Еще одним хитом у западного зрителя стал горор ​​2016 года «Поезд в Пусан». 2020 вышел его сиквел и вскоре выйдет американский римейк.

В недавнем интервью журналу Time режиссер «Зов ада» Эн Сан Хо сказал, что «корейский контент постепенно завоевывал доверие мировой аудитории в последние 10-15 лет. Кажется, что это мгновенный успех, однако на самом деле многое корейских творцов завоевали доверие на глобальном рынке благодаря высококачественному контенту, который они создают.

Психологический триллер Ли Чхан Дона «Сожжение» стал первым корейским фильмом, попавшим в краткий список «Оскара» в номинации «Лучший международный полнометражный фильм» в 2019 году.

А только через год «Паразиты» победили в основной категории «Лучший фильм». В этом году ряд престижных наград, в частности «Оскара» за лучшую женскую роль второго плана, получил фильм «Минари» режиссера Ли Айзека Чуна.

Технически это американский фильм, но он создан режиссером и актерами южнокорейского происхождения и повествует историю южнокорейских мигрантов.

Между тем Фестиваль корейского кино в Лондоне, на котором показали 60 современных и старых фильмов, привлек рекордное количество зрителей. По мнению Паке, бум южнокорейского кино в мире является частью шир. В течение десятилетий репутацию страны определяли автомобили и смартфоны Hyundai и LG.

Теперь ее культурный экспорт — кинофильмы, как «Паразиты», сериалы, как «Игра в кальмара» и музыкальные группы, как BTS и Blackpink — смотрят и слушают во всем мире на их телефонах и в их авто .

«Кей-поп, безусловно, лучше познакомил людей с Южной Кореей, и этот успех повлиял на другие сферы, такие как кино и телевидение», — отмечает Паке.

Каждый успешный экспорт приносит больше инвестиций в южнокорейское искусство и развлечения, добавляет он. «Игра в кальмара», самый успешный корейский экспорт, в разы ускорит инвестиции в южнокорейскую попкультуру.

Переводческий кризис

Влияние «Игры в кальмара» вряд ли ограничится южнокорейскими сериалами и шоу.

Лента о супергероях Marvel «Шан-Чи и легенда десяти колец», которую недавно показывали в мультиплексах, первой за время пандемии собрала более 400 млн долл. в мировом прокате. 100 млн она заработала всего за пять первых дней показа в США. И это о том, что значительная часть фильма звучит на китайском языке с английскими субтитрами.

Успешной оказалась и экранизация мюзикла Лин-Мануэля Миранды «На высотах Нью-Йорка», диалоги и тексты в которой часто переходят на испанский. Новая версия «Вестсайдской истории» также содержит диалоги на испанском без английских субтитров.

По мнению аналитиков отрасли, это отражает более глобализированный ландшафт попкультуры.

Включите сегодня радио, и вы услышите звезду латиноамериканской попмузыки Bad Bunny или вышеупомянутых южных корейцев BTS, которые лидируют в хит-парадах и на музыкальных рынках англоязычных стран, несмотря на то, что поют на родных языках.

>

«Это — общая тенденция, выросшая в интернете аудитория не чувствует географических границ, как это было раньше», — отмечают специалисты.

Это развитие ускоряют платформы соцсетей, таких как TikTok, в котором челлендж по приготовлению печенья дальгона из «Игры в кальмара» собрал более 58 млн просмотров и способствовал популярности шоу среди детей и подростков.

Ранее в этом месяце компании, предоставляющие услуги по субтитрам для фильмов и сериалов, начали жаловаться на «нехватку переводчиков».

«У нас некому переводить, делать дубляж и миксовать, в индустрии просто не хватает ресурсов для этого», — рассказал Дэвид Ли, генеральный директор Iyuno-SDI, одного из крупнейших поставщиков субтитров и дубляжа, технологическому сайту Rest of World.

В сентябре корейско-американский блоггер Юнгми Майер на неточности в английском переводе «Игры в кальмаре». Ошибки теряют важный культурный контекст или извращают некоторые описания.

Эти недостатки, вероятно, могут быть связаны с кризисом в индустрии переводов, основной причиной которого является низкая оплата труда и высокие требования.

Например, Netflix платит только «13 долларов США за минуту перевода аудио на корейском языке на английский, из этой суммы лишь часть попадает прямо переводчику». Эти ставки показательны для индустрии.

Успех «Игры в кальмара» может изменить эти нормы, считает Дарси Паке. Сериал уже принес компании Netflix около 900 млн дол.

«Нюансы корейского языка непросто передать в коротких субтитрах, но если уделить этому достаточно времени и ресурсов вполне возможно», — говорит писатель.

Смерть римейка

«Лишь несколько лет назад «Игра в кальмара» была бы интересна западной индустрии только как основа для сильного американского римейка», — написал в твиттере влиятельный деятель киноиндустрии США и основатель сайта The Blacklist Франклин Леонард.

Успех «Игры в кальмара» может изменить эту тенденцию. Если есть спрос на оригинал и доступен зрителю, зачем перерабатывать его с британскими или американскими актерами?

Римейки будут появляться, когда другой культурный контекст может внести существенный вклад в фильм, считает культурный обозреватель Дэвид Чен. Он приводит в пример «Отступников» Мартина Скорсезе, являющегося переосмыслением гонконгской мафиозной драмы «Двойная рокировка» (Infernal Affairs). =»img_sport»/>

«Впрочем, ситуаций, когда римейк является финансово выгодным становится все меньше», — добавляет Чен.

Станет ли «Игра в кальмара» началом конца римейков — вопрос. Однако в настоящее время Netflix занимается корейским римейком триллера «Бумажный дом».

А Тильда Свинтон и Марк Руффало ведут переговоры о съемках в телевизионном спин-оффе «Паразитов», который планирует выпустить HBO Max.

Впрочем, безусловно, центральная тема «Игры в кальмара» и дальше будет обсуждаться в фильмах и сериалах всего мира — независимо от языка или страны создания.

«Этот сериал — о капитализме, равно как и история о медиамагнатах «Наследники», — отмечает Дэвид Чен.

«В мире, борющемся с пандемией, неравенстве и проблемах охраны здоровье ухудшилось. Поэтому есть веские причины, почему эти истории вызвали резонанс у людей. Тема капитализма является огромным фактором популярности этих телешоу».

«Игра в кальмара» запустила процессы, которые мы заметим еще через некоторое время, но за этим будет интересно наблюдать. Пака Хэ Су в «Игре в кальмара» в последнем эпизоде ​​шоу: «Мы зашли слишком далеко, чтобы бросить это сейчас».

То же можно сказать о сериале, который уже продлили на второй сезон, а также его влияние на индустрию кино и телевидения в 2022 году и далее. языком вы можете на сайте BBC Culture.

Хотите получать главные i>и новости в мессенджер? Подписывайтесь на наш

По материалам BBC sport

Leave a Reply

Your email address will not be published.